Home

"Чудесный уголок земли": Ла Фавьер как locus amoenus в литературе русского зарубежья

Repository of Nicolaus Copernicus University

Show simple item record

dc.contributor.author Brzykcy, Jolanta
dc.date.accessioned 2021-05-21T13:52:10Z
dc.date.available 2021-05-21T13:52:10Z
dc.date.issued 2021
dc.identifier.citation Проблемы исторической поэтики / The Problems of Historical Poetics vol. 19(2), 2021, pp. 251–281.
dc.identifier.issn 1026-9479
dc.identifier.uri http://repozytorium.umk.pl/handle/item/6571
dc.description.abstract Статья посвящена репрезентациям провансальского поселка Ла Фавьер (La Favière) в литературе «первой волны» русского зарубежья. Цель статьи — рассмотреть художественные образы колонии, созданной на Лазурном берегу в 1920-е гг. усилиями русских беженцев, ученых, писателей и художников и существовавшей до Второй мировой войны. Предметом изучения стала прежде всего инспирированная Фавьером лирика Саши Черного, публиковавшаяся им в «Последних новостях» в 1927–1932 гг., цикл очерков Александра Куприна «Мыс Гурон» (1929) и отдельные стихотворения Марины Цветаевой, написанные летом 1935 г. Внимание было также уделено эпистолярию и мемуаристике русских эмигрантов, посещающих «русский поселок»: письмам Георгия Гребенщикова, воспоминаниям Людмилы Врангель, Ксении Куприной и Галины Родионовой. Феномен Фавьера в литературе русского зарубежья не был до сих пор охарактеризован, чем обусловлена актуальность данной статьи. Анализ названных произведений охватил прежде всего их тематику, она обсуждается в сопряжении с их композицией, стилистикой и жанровыми вопросами. В результате исследования было установлено, что, несмотря на разные модусы изображения поселка (его идеализация Черным, сопоставление с Крымом — настоящим, хотя потерянным раем — в прозе Куприна и неприятие Прованса Цветаевой), в литературе русского зарубежья укрепилась тенденция толковать Фавьер как locus amoenus («приятный уголок», идиллический топос). В произведения русских эмигрантов поселок вошел с положительными коннотациями, восхищал ландшафтом, спокойствием, естественностью жизни, исполненной физического труда и близкой к природе. Следовательно, в системе локальных текстов русского зарубежья, объединенных мотивом чужбины как locus horribilis («ужасное место»), Фавьер занимает исключительное место, так как предстает художественным воплощением Аркадии, обретенной в изгнании.
dc.description.abstract The article is dedicated to representations of the southern French village of La Favière in the literature of the first wave of Russian emigration. It aims to examine the representations of a colony founded on the Côte d’Azur by Russian refugees, scholars, writers and artists, which existed until the outbreak of World War II. The objects of study include Favière-inspired poetry by Sasha Chernyi, published in the Poslednie novosti journal between 1927 and 1932, Aleksandr Kuprin’s series of essays entitled Huron Headland (1929), and Marina Tsvetaeva’s poems written in the summer of 1935. Emphasis is also placed on the epistolography and memoirs of Russian emigrants visiting the “Russian village”: letters by Georgi Griebenshchikov, memoirs by Ludmila Wrangel, Ksenia Kuprina, and Galina Rodionova. The La Favière phenomenon in the works of Russian emigrants has not been discussed before, which is what makes this article timely. The analysis of the above-mentioned works covers primarily their subject matter, but their connections with composition, stylistics and the question of genre affiliation are also discussed. Research demonstrates that despite the different ways in which the countryside is portrayed (its idealization in the poetry of Chernyi, comparison with Crimea — a true but lost paradise in Kuprin’s prose, rejection of Provence in Tsvetaeva’s poems), the tendency in Russian expatriate literature to interpret La Favière as locus amoenus persisted. In the works of Russian emigrants, the countryside evokes positive connotations, enchants with its landscape and tranquility, the naturalness of life replete with manual labor and close contact with nature. As a result, in the system of local texts of Russian emigration, bound together by the motif of foreignness as locus horribilis, La Favière holds a unique place, representing a rare example of Arcadia found in exile.
dc.language.iso rus
dc.publisher Petrozavodsk State University
dc.subject русская эмиграция первой волны
dc.subject литература русского зарубежья
dc.subject Ла Фавьер
dc.subject Саша Черный
dc.subject Александр Куприн
dc.subject Марина Цветаева
dc.subject локальный текст в русской литературе
dc.subject идиллия
dc.subject locus amoenus
dc.subject locus horribilis
dc.subject литературный топос
dc.title "Чудесный уголок земли": Ла Фавьер как locus amoenus в литературе русского зарубежья
dc.title.alternative “A Wonderful Corner of the Earth”. La Favière as Locus Amoenus in the Literature of the Russian Emigration
dc.type info:eu-repo/semantics/article


Files in this item

This item appears in the following Collection(s)

Show simple item record

Search repository



Advanced Search

Browse

My Account

Statistics

Informations